КПРФ в Новосибирске - Приговор по делу Агеенко: была ли повязка на глазах Фемиды?
КПРФ
Новосибирская областная организация
Коммунистической Партии
Российской Федерации
Июнь 2020
25 26 27 28 29 30 01
02 03 04 05 06 07 08
Сегодня 09 июля 2020
09 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
Июль 2020

Rambler's Top100










Приговор по делу Агеенко: была ли повязка на глазах Фемиды?

30.08.2006 20:49


В среду, 30 августа, в суде Центрального района не произошло ничего такого, что могло бы удивить общественность, депутата-коммуниста Вадима Агеенко, в отношении которого было возбуждено дело об административном нарушении, его адвокатов, представителей СМИ. Мировой судья первого участка Галина Шкуренкова вынесла ожидаемый вердикт — признать обвинения прокуратуры обоснованными и назначить минимальный административный штраф депутату в размере 10 МРОТ, т. е. 1000 рублей. Однако назвать суд скорым, а тем более правым у журналистов редакции www.kprfnsk.ru, при всем желании, не получилось.


С самого начала прокуратурой были предъявлены следующие обвинения организатору анти-натовского пикета Вадиму Агеенко: во-первых, прокуратура посчитала, что благодаря передвижению людей во время пикета (люди ходили от центра пикета до бочки с бесплатным квасом, которая располагалась неподалеку), а также «пронос» (слово из постановления о возбуждении дела об административном правонарушении – от .авт.) был проведен не пикет, а целая демонстрация. Во-вторых, прокуратуру возмутило то, что в пикете приняли участие представители "незарегистрированной" организации АКМ. В–третьих, прокуратура посчитала существенным нарушением общественного порядка отсутствие у организатора мероприятия «сигнальной» повязки. И, наконец, прокуратура сочла незаконным дислокацию пикета: камнем преткновения стал вопрос о том, с какой стороны от центра площади должны были встать коммунисты.

Судья Галина Шкуренкова признала все доводы обвинения кроме одного. Под грузом свидетельских показаний, фото и видео материалов ей все же пришлось признать, что пикет прошел в установленном месте. А вот нарукавная повязка, точнее ее отсутствие на руке организатора, стала предметом особо жарких прений сторон. Впрочем, рвение прокуратуры в доказывании принципиальной важности этого нарушения Вадима Агеенко не может не вызывать улыбок: о том, что именно он является организатором мероприятия, знали и представители мэрии, и сотрудники правоохранительных органов, которые неоднократно подходили во время пикета к организатору. Опять же - мелочь, а приятно… кому только?

Совершенно странным с нашей точки зрения пунктом обвинения, предъявленного коммунисту, стало участие в пикете КПРФ представителей Авангарда Коммунистической Молодежи. Здесь вообще непонятная коллизия. С одной стороны, Конституция и федеральные законы гарантируют гражданам и общественным организациям свободу политических акций протеста. С другой стороны, АКМ не является официально зарегистрированным юридическим лицом. Отсюда логично вытекает, что в пикете участвовали отнюдь не представители некоей «незарегистрированной организации», на что особо напирал представитель прокуратуры, а граждане России, которые пришли выразить солидарность с коммунистами и горожанами, симпатизирующими Компартии. То есть, вся коллизия в повязках и надписях. А это уже чистой воды политика.

Центральным вопросом, конечно, было выяснение судом формы акции протеста. А был ли пикет? А не была ли это все-таки демонстрация? Ходили или не ходили граждане по площади, и если ходили, то организованно или хаотически, как молекулы в броуновском движении? В итоге демонстрацией – то есть формой публичной акции, по смыслу противоположной пикетированию, судья признала списанный из прокурорского постановления «пронос» муляжей флагов стран-участниц Северо-Атлантического Альянса от края постамента памятника Ленину к его подножью. Логика судьи, которую она выверяла в течение всего судебного процесса, доступна даже школьнику: если прошли (не важно сколько метров!) бравые хлопцы по площади – значит это уже демонстрация, а никакой ни пикет. С таким подходом к правосудию и установлению истины и вины Агеенко можно было бы еще что-нибудь «припаять». Ну, допустим, висел бы у него на плече мегафон, что зафиксировали бы в своих документах компетентные органы. Так при желании прокуратуры запросто можно было бы пикет назвать митингом, так как квалифицирующим признаком последнего является использование в публичной акции звукоусиливающей аппаратуры. Ведь мегафон действительно усиливает звук?!

Данная статья отражает частное мнение авторов, с недоумением наблюдавших за судебным процессом

Артем Скатов, Олег Полетаев

comments powered by HyperComments
Подписаться на новости
  


 

Подписаться на пресс-релизы