КПРФ
Новосибирская областная организация
Коммунистической Партии
Российской Федерации
Ноябрь 2017
27 28 29 30 01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
Сегодня 11 декабря 2017
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
Декабрь 2017

Rambler's Top100










Обратный отсчет: Новосибирск задохнется в отсутствие градостроительной политики

26.04.2013 12:55  Иван Конобеев, секретарь по агитации и пропаганде ОК КПРФ

Обратный отсчет: Новосибирск задохнется в отсутствие градостроительной политики

Об истоках проблемы точечной застройки в Новосибирске, необходимости сдавать в найм непроданные квартиры в новостройках, 30-процентной коррупционной составляющей в стоимости нового жилья и отсутствии фундаментального генплана застройки мы поговорили с Заслуженным строителем России, председателем президиума Совета ветеранов при Ассоциации строителей и инвесторов Новосибирска и Новосибирской области, членом консультативного Совета при ОК КПРФ Анатолием Крыловым.


– Анатолий Сергеевич, как вы считаете, пресловутая точечная застройка в Новосибирске — это явление неизбежное или результат неумелого хозяйствования?

– Ситуация с точечной застройкой — это ситуация, созданная искусственно. Началось ее формирование ровно с того момента, когда главным в жизни общества стали деньги, доходы, прибыль. Тогда же начался развал традиционной градостроительной политики, ранее ориентированной на горожан. Сегодняшняя градостроительная политика направлена не на удовлетворение нужд населения, а на удовлетворение нужд бизнеса. Именно эта политика и породила точечную застройку.

– Почему точечная застройка рассматривается как негативное явление? Ведь строятся новые дома, облик города улучшается?

– Потому что занимаются уже освоенные в городе площади, используется, как правило, уже действующая инфраструктура, причем, с появлением новых домов эта инфраструктура начинает сильно перегружаться. Растет нагрузка на население, оно ущемлено: хотели жить по-людски, чтобы дети играли в большом дворе с площадкой, чтобы была зелень, а получили кирпичный колодец.

– Кто вообще должен нести ответственность за формирование комфортной городской среды? Это задача власти, или бизнес сам заинтересован в этом? Вообще, можно ли говорить о комфортной городской среде в Новосибирске?

– За формирование среды, удобной и комфортной для населения, должна отвечать власть. Но чтобы принимать ответственные решения, власть сама должна быть ответственной. На сегодняшний день фактически, отсутствует структура, мнение которой бы стало ориентиром для градостроительного начальства. То есть, формально она есть — это градостроительный совет. Но сегодня совет не может выполнять возложенные на него функции совещательного органа, независимого ни от кого. Сегодня этот совет выполняет заказ — это заказ бизнеса. Этот заказ выполняют и градостроительный совет, в котором 70% — это чиновные лица, и мэр, и начальник департамента. И работа строится не с населением, а с бизнесом. При этом все мы знаем, что поставлено во главу угла в российском бизнесе. Достаточно посмотреть на первые строки в «Законе об акционерных обществах»: «акционерное общество создаётся для получения прибыли». Бизнесу нужно получить прибыль, что называется, «любой ценой». Значит, нужно понести как можно меньше затрат, тогда прибыль будет максимальной.

– А как должна определяться градостроительная политика?

– Основной документ, определяющий градостроительную политику, — это генеральный план. Бытует мнение, что он у Новосибирска есть, однако, на самом деле это не совсем так. Временный вариант генплана был принят еще в Советское время. И, как часто у нас бывает, временное становится самым жизнеспособным. Документом пользовались на исходе Советской власти и этим же документом должна пользоваться нынешняя власть. Когда архитектурная и строительная общественность стали требовать фундаментальный документ, регулирующий застройку города, «временный вариант» начали приспосабливать поправками. Но эти поправки стали создаваться в интересах бизнеса. Нередки, например, ситуации, когда какая-то архитектурная структура в Новосибирске поднимает голос против проекта, навязываемого бизнесом. В таком случае этот вызывающий отторжение проект попросту размещается у «неместных» проектантов, условно говоря, где-нибудь в Томске.

– Вообще, строительство ответственное дело, поэтому и без генплана, наверное, существует масса регулирующих документов?

– Разумеется, есть проектная документация, строительные регламенты — это требования для конкретного района. Но вот строятся в Сибири 20-30 этажные дома, а регламенты при этом используются московские. В советское время самым главным нормативным органом был Госстрой — он сосредотачивал все местные условия, нормы, приводил их в соответствие с союзным законодательством. И самое главное, использовал местные нюансы для выработки единых строительных норм и правил по всему СССР. Сейчас нет ни системы работы, ни самого органа. Были попытки возродить его — подобными функциями наделялись мертворожденные, правда, министерства, но ничего не получалось. Как 20 лет пытались — так и пытаются. Нет уже ни специалистов, ни требований к такому единому органу.

— Выходит, кому-то выгодно, чтобы не было единых требований.

– Конечно выгодно. И выгодно тем, кому не хочется эти требования соблюдать. Построят, как бог на душу положит. Все же видели недавно — по телевизору даже показали: в Нижнем Новгороде выстроили дом для бывших детдомовцев. Те туда въехали, а жить в доме нельзя — вода сверху, вода снизу. А по документам все в прекрасном состоянии.

И потому, что нет у нас собственных нормативных документов, впереди нас ждут неприятности покрупнее. Мы сегодня не рождаем свое, отвечающее задачам в нашей действительности, а попросту копируем западные образцы. Но западный образец для подражания можно использовать в обществе, которое 200 лет живет в тех условиях. А в наших условиях, в нашем обществе, которое привыкло работать по строжайшей документации, по законодательству, по которому можно спросить, нашему обществу это не подходит — такая ситуация порождает безобразия.

Недавно совершенно весь Госстрой ушел в отставку вместе с председателем и его замами. В знак протеста против вот этой отраслевой государственной политики. Ну нельзя так работать, ну просто нельзя! Ведь сегодня наше строительное сообщество работает без руля и без ветрил. Нет основополагающих документов, разрешающих, позволяющих их работу и деятельность. И самое главное надо ведь надо знать, за что отвечать и перед кем.

– Но всех устраивает?

– Устраивает. Любая ситуация, порождающая безответственность и безнаказанность, устраивает сегодняшнюю власть. Давно ли еще существовало лицензирование. Хочешь создать строительную фирму? У вас хорошие планы, знаете на что опереться… Нужно получить лицензию. Для этого обязательно надо обладать профессиональными знаниями, навыками, опытом профессиональным, установить самоконтроль, организовать контроль внешний. А сейчас отменили лицензирование. Ввели так называемые СРО, но до сегодняшнего дня никто не может понять, что несет в себе это саморегулирование.

– Анатолий Сергеевич, мы все говорим о проблемах строителей. А если вернуться к проблемам жителей. Вот интересная же ситуация. Один и тот же дом, похожий проект, но в Новосибирске он стоит 50 тыс.руб. за метр, а в соседнем населенном пункте — кратно меньше. Почему так происходит?

— Далеко ходить не надо. Такое же жилье, как мы строим в Новосибирске — строит Омск. Такое же жилье строит Кемерово. Но если у нас сегодня стоимость метра, положим, 50-60 тыс., то в Омске в отдельных случаях в 2 раза дешевле, а в Кемерово может и в 3! Почему? Эти области не дотационные. У них есть живое хозяйство, которое работает, отчисляет в плановом порядке часть своих доходов в общественные фонды. Там есть система, которая до минимума позволяет снизить стоимость квадратного метра.

Любое строительство имеет себестоимость, стоимостную оценку. Так вот между себестоимостью и ценой продажи — колоссальная разница. В конечную цену сегодня входят все непроизводительные траты: цена согласований, покупка выгодных для производителя материалов — покупает по одной цене, закладывает по другой. Но самое главное — у нас в Новосибирске застройщик вынужден нести затраты на всю инфраструктуру к жилому дому. И вся эта стоимость в итоге разносится на жильцов. В Кемерово значительная часть земли под строительство не продается, а выделяется — в худшем случае в аренду, в лучшем — бесплатно — только быстро постройте и продайте. Больше того, и в Омске, и в Кемерово существует такой порядок: вы строите дом, а мы — магистральную теплотрассу, причем не за ваш счет, а за счет муниципальных средств. Мы дорогу делаем сами, мы теплотрассу подводим сами и так далее, но строите вы дом не 2-3 года, а 8 месяцев. И за счет высокой скорости оборачиваемости средств, строитель может поставить не один, а 2-3 дома. И вот эта проблема во многих регионах решается таким образом. К примеру, в Омск я ездил недавно — смотрели мы новую застройку левобережную. Так там всю инфраструктуру — дороги, стоимость моста, теплотрассы — все город на себя берет, все это оплачивает бюджет. Отсюда у стройфирм и низкая, по сравнению с Новосибирском, продажная цена метра жилплощади. Мы говорим о принципе, об отношении к строительству.

Все, в конечном счете, зависит от руководства — руководства города, области. У нас область дотационная, возможности вкладывать живые деньги нет. Сначала уничтожили детдома и детсады — ввели теперь несколько штук — крику и рекламы на весь мир, дескать, подвиг совершили. Хотя, в нынешних условиях это уже подвиг, конечно. Но было-то уничтожено огромное количество и восстановить не представляется возможным в рамках существующей системы.

– Вы приводили в пример Кемерово — там коммуникации остаются на балансе муниципалитета?

– Конечно, они на балансе у себя держат. Более того, каждый из крупных муниципалитетов имеет свой муниципальный банк. И у нас, конечно, есть муниципальный банк, но у нас это — ссудная контора. А у них банк — это банк, он использует свои возможности денежные, вкладывая их во что-то. А не просто взял у тебя под такой процент, а передал кому-то под другой — у нас муниципальный банк так работает. А в Кемерово была другая система. Муниципальный банк был создан, чтобы стимулировать все мероприятия городского характера. Вот город теплотрассу строит за счет средств муниципального банка. Банк зарабатывает прибыль, и вкладывает ее в реализацию какого-то муниципального проекта. Там это вопрос политики, хозяйствования, банк заинтересован в строительстве и контролирует его — почему ты сделал квартиру за 60 тыс. за метр, а у тебя должно быть 50 тыс.? А у нас банк отдал под процент средства и ему до лампочки, что ты там на эти деньги делаешь, просто верни их с прибылью.

– Минувшим летом делегация от ЦК КПРФ была в Китае, мне тоже удалось там побывать. Такой факт запомнился. Хорошая дорога, ведущая в национальный парк, публичное место, много посетителей, на свертке с центральной трассы стоит шлагбаум. Водитель автобуса, который везет делегацию, платит деньги за въезд. Гида нашего сразу же спросили, как же так — простой человек ведь вынужден платить за дорогу к национальному парку. Гид отвечает, что дороги тут вообще не было, но муниципалитет привлек инвестора, который вложил собственные средства, построил дорогу, теперь за счет платного въезда он вернет свои вложения с прибылью, а через 7 лет дорога переходит в собственность государства и становится бесплатной. Как оцениваете такой подход?

– Подход хороший. Я отвечу вам тоже примером. Я публично выступал с предложением и говорил о нем через СМИ строителям и власти. Вот строим мы жилье в Новосибирске. И оно после строительства стоит пустое — до 40%, люди его не приобретают. Так разработайте систему, которая позволит сдавать его в найм населению — тогда это жилье будет работать. И по механизму квартирной платы люди будут рассчитываться с фирмой построившей это жилье, которая со временем оправдает свои затраты. Ее капитал будет работать. А если квартиры стоят и за них никто не платит, то фирма омертвляет свои оборотные средства. Но у нас никак не хотят принимать решения в пользу социального найма.

— Сегодня открытым текстом уже говорится о том, что в стоимости новосибирского жилья — в новостройках есть коррупционная составляющая... Вы согласны с такой оценкой?

– Коррупционная составляющая не просто есть! Это для Новосибирска уже принцип работы! Уже как будто все привыкли к этому — «пока не дашь, ничего не получишь». В советское время я сам, строил жилье — между институтом связи и универмагом по ул. Кирова шесть огромных домов, — это я будучи руководителем треста строил. Так вот мне на этапе прорабатывания техдокументации для разрешения строительства нужно было 18 обязательных согласований. А сегодня застройщик делает, условно говоря, 118 согласований! Потому что все чиновные люди, которые могут быть причастны к этой затее, просто так строителя не пропустят и не решат вопрос.

Цена метра в итоге из всего этого и складывается. А строителям выгодно иметь плохую техдокументацию, потому что в ней можно внести статью «непредвиденные затраты». Раньше, в советское время такая статья всегда была в сметах, но она была ограничена максимумом 1-1,5% сметной стоимости строительства. Сегодня в этой статье — 30% всей стоимости стройки! Представляете, что такое 30% непредвиденных расходов? Советские строители меня поймут. За это под уголовную статью можно было сразу отправляться.

То есть, даже при плохом хозяйствовании стоимость могла бы быть на 30% ниже! И это знают все: чиновники, сами строители. Они даже не скрывают особо этого — ссылаются на рынок, не хочешь, не покупай.

Зато в нашем городе с гордостью отчитывается департамент строительства: «Мы ввели миллион метров!». Кстати, при высочайших темпах строительства при СССР, по миллиону метров в Новосибирске мы вводили несколько раз всего. Но тогда это было как: вводится жилье сегодня, а завтра в эти метры уже вселяются семьи. А сегодня в Новосибирске порядка 40% сданных жилых площадей стоят с темными окнами — не проданы, или не заселены. Вкладывая в жилье, некоторые просто сохраняют свои деньги.

– Один из ключевых для города вопросов — это вопрос инженерной инфраструктуры. Несмотря на то, что город у нас довольно молодой, коммуникации его даже по официальной статистике изношены более 40%. Точечная застройка, о которой мы уже говорили, повышает их износ, на основательный ремонт нет денег, уж не говоря о прокладке новых. Какие в этом плане перспективы у города?

– Когда речь идет об официальных данных статистики, нужно понимать, что все это от лукавого. Один умный человек, вы помните, сказал про статистику — есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика… А другой умный человек добавил, что еще есть современная российская статистика. Сегодня даже Медведев, который ничего не понимает в хозяйственных делах, и тот вынужден был признать публично, что в среднем по стране износ инженерных сетей и сооружений составляет 70%. То есть, коммуникации находятся на пределе износа, многие выработали свой ресурс. Таким образом, вся система жизнеобеспечения в РФ — на грани самоуничтожения. В качестве довода такой пример. Моя организация делала все магистральные теплотрассы в городе. После ввода ТЭЦ-5 — начались переключения. И все эти годы не было ни одной генеральной реконструкции этих теплотрасс, построенных нами 30-40 лет назад. Возьмите последнюю гигантскую теплотрассу к МЖК — последние ее элементы были введены 30 лет назад. А безаварийный срок эксплуатации у магистралей составляет 25 лет. И здесь еще нужно учитывать фактор большого города, где износ идет быстрее планового — электротранспорт дает блуждающие токи, процесс коррозии резко ускоряется. На окраине города теплотрасса будет в 2 раза дольше служить, чем в центре города. Электрические поля в условиях обводненной среды — самый большой враг теплотрассы. Теперь и контроля настоящего за ремонтом нет. Хорошо если старые трубы сменят на новые, а то ведь возможен и как в Питере вариант — старые материалы туда закопают и все.

Это просто счастье, что зима в этом году обошлась без крупных коммунальных аварий.

Локально какой-то участок может выглядеть прекрасно. Но это сеть, это связанные элементы. А рядом — дальше гляньте. Магистраль не обслуживали несколько десятилетий. И это бомба замедленного действия. Если не изменится сам подход — все начнет сыпаться, разрушаться и бежать. Сегодня отсутствует система, при которой каждый день, каждый месяц что-то делается для сохранения жизнеспособности сети. Понятно, что в один день все эти трубы не заменишь. Но их нужно в плановом порядке менять, опираясь даже не на сегодняшнее физическое состояние, а исходя из перспективного плана: уже положено менять, пока не случилась авария, пока не затопило, пока в воздух не подняли.

– Ну здесь, наверное, сказывается и тот факт, что раньше все было государственным. А сегодня магистрали принадлежат энергетикам, которые не заинтересованы вкладывать в них, а заинтересованы только получать прибыль. И даже «инвестиционная составляющая» в тарифе может значиться только для обоснования подъема стоимости для потребителей, а фактически никаких инвестиций и нет.

– Простой пример — с электроснабжением. Годами ничего не делается — тарифы растут. И узнаем такие вещи, когда целый районы остаются без электроэнергии и выясняется, что нет, оказывается, хозяина у сетей — это речь не про Новосибирск в данном случае, но так может быть и у нас.

– Вот пример из Краснозерки. Хозяйство строило дома, подводило водопровод. Затем оно было обанкрочено, документы утеряны. Теперь водопровод не на балансе — его, с одной стороны, даже не включишь в программу реконструкции, а с другой — нельзя не пользоваться. Людям приходится в шапку деньги скидывать, самим нанимать ремонтную бригаду, самим воду откачивать в случае порыва — в общем, в режиме ЧС работать.

– На этом частном случае строится вся жизнь в нашем современном обществе. Только в одном случае эта ситуация уже проявилась, в другом — завтра проявится, а в третьем с ней позавчера столкнулись, начали пробовать выбираться, плюнули и бросили. Хозяина нет — в этом и беда. Помните чубайсовские лозунги? «Неэффективных хозяев сменить на эффективных». Так вот в результате работы этих «высокоэффективных менеджеров» мы вообще утратили всю базу — строительство, жилищное хозяйство, энергетику, наконец, потеряна наука, вся промышленность. Ничего нет в стране, зато есть высококвалифицированные менеджеры, которых увольняют с работы и вдогонку 80 млн. вознаграждения дают…

Все проблемы, которые мы с вами обсуждаем, они известны. Власти наши все знают, их этим не удивишь. Но не хотят они принимать решения. Да и нечем эти проблемы решать. Как вот законы у нас пишут, а законы эти не работают. Так и в инженерных делах принять решение — это ничего не значит: кто его будет реализовывать, как будут выполнять, какой потенциал для осуществления есть? Поэтому принцип власти сейчас такой: порвется — будем латать, не порвется — и ладно.




comments powered by HyperComments
Подписаться на новости
  

Подписаться на пресс-релизы

Новости по теме

Пресс-служба

30.11.2017 11:54

Пикет КПРФ в защиту Дома-музея Кирова пройдет в Новосибисрке

27.11.2017 11:12

КПРФ требует сохранить Дом-музей Кирова

09.11.2017 12:22

Профессор НГПУ и НГТУ Дмитрий Карнаухов расскажет о своей депортации из Польши и об обвинениях в его адрес со стороны этого государства

01.11.2017 10:48

КПРФ проводит IX Съезд депутатов Новосибирской области

01.11.2017 07:54

В честь 100-летия Великого Октября колонна КПРФ пройдет демонстрацией по Красному проспекту

Актуальный комментарий

07.11.2017 10:45

Анатолий Локоть: Я призываю всех новосибирцев, вне зависимости от их идеологических и политических взглядов, уважать нашу историю

25.10.2017 08:34

Роман Яковлев: Фестиваль в Сочи — значимое мероприятие для левой молодежи

04.10.2017 08:30

Владимир Карпов: В 1993-м году Сибирь поднялась против переворота

13.09.2017 12:06

Ренат Сулейманов: Выборы показали — КПРФ остается ведущей оппозиционной силой страны

02.08.2017 12:57

Вера Ганзя: Государство обеспокоено своим выживанием, а не проблемами пенсионеров

Аналитика

17.05.2017 13:37

Идиократия: Депутатам запретят свободные встречи с избирателями

26.04.2017 14:16

Апрельские тезисы в 2017 году

30.03.2017 16:15

Ренат Сулейманов: Задача КПРФ — защита прав избирателей

19.01.2017 12:42

Возвращение исторической справедливости: Рецензия на монографию Ларисы Белковец «Международное признание Советской России»

29.12.2016 12:43

Степан Сулакшин: Власть превратилась в криминальный институт

Новости

11.12.2017 13:23

Аграрии Чулымского района объявили голодовку из-за полугодового долга по зарплате

11.12.2017 12:45

Аграрии об экспорте зерна: Одни чудеса, одни вопросы

11.12.2017 12:25

Регион отказался от финансирования физматшколы Академгородка

11.12.2017 08:57

«Все по рецепту»: В пресс-клубе Новосибирского союза журналистов обсудили новые правила отпуска лекарств

11.12.2017 08:09

Анатолий Локоть: ТОСы Первомайского района — пример товарищества